МИТРОПОЛИТ ИЛАРИОН: ПРАВОСЛАВНЫЕ И КАТОЛИКИ ДОЛЖНЫ УЧИТЬСЯ ДЕЙСТВОВАТЬ НЕ КАК СОПЕРНИКИ, А КАК БРАТЬЯ

12 февраля 2016 года в Гаване состоялась первая в истории встреча Патриарха Московского и всея Руси с Папой Римским, которая находилась в повестке отношений двух Церквей в течение 20 лет. О том, каковы ее итоги, повлияет ли она на решение главной проблемы двух Церквей, следует ли опасаться сближения с католиками, а также ожидать визита понтифика в Россию и патриарха — в Рим, в интервью корреспонденту «Интерфакс-Религия» Алексею Соседову рассказал председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион.

– Владыка, как Вы расцениваете итоги встречи Патриарха Кирилла с Папой Римским Франциском?

– Очень много говорится о том, что это первая в истории встреча, что никогда такой встречи не было. Но я думаю, что самое важное – это содержательная сторона встречи, потому что, конечно, приятно видеть Папу и Патриарха вместе, как они друг с другом общались в такой братской обстановке, улыбались друг другу. Самое важное –  это содержательное наполнение встречи, в полной мере отраженное в подписанной Папой и Патриархом совместной декларации. Я думаю, что эта декларация еще долго будет служить маяком, на который будут ориентироваться христиане двух традиций –  православной и католической. В декларации были сказаны важные слова и о Евангелии как общей основе для верующих Востока и Запада, и о том, как в современных тяжелых условиях евангельские заповеди воплощать в жизнь. Эта декларация является руководством к действию. –  Отразится ли это историческое событие на решении главной проблемы в отношениях двух Церквей –  действий греко-католиков (униатов) на Украине?

–  Буквально на днях СМИ распространили реакцию архиепископа Украинской Греко-Католической Церкви на совместную декларацию Папы и Патриарха. Эта реакция была очень негативной, очень оскорбительной не только для нашей стороны, но и для папы. Эти высказывания показывают, что руководство УГКЦ остается, что называется, в своем репертуаре. Они не готовы прислушаться не только к голосу нашего Патриарха, но даже к голосу своего Папы. У них есть своя политизированная повестка дня, свои заказчики, они эти заказы отрабатывают, и даже Папа для них не указ. –  Какие совместные шаги сейчас необходимы для того, чтобы облагоразумить униатов? Может быть, стоит ожидать создания Русской и Католической Церквами какой-то комиссии?

–  Идея создания некоей комиссии, которая помогла бы решить проблему унии, существует. Но конкретные параметры этой комиссии трудно пока себе представить, особенно учитывая такое умонастроение лидеров УГКЦ. В начале 1990-х годов была создана четырехсторонняя комиссия для того, чтобы решать конкретные, практические проблемы сосуществования православных и греко-католиков на Западной Украине. Но греко-католики в одностороннем порядке вышли из этой комиссии, они не захотели в ней участвовать. Я думаю, это объясняется тем, что они вообще не хотят идти тем путем, который сегодня начертан Папой и Патриархом в их совместной декларации. Путь, который предлагают Папа и Патриарх, – это путь взаимодействия в тех областях, в которых это взаимодействие возможно. Это путь отказа от соперничества и перехода к братским взаимоотношениям. А греко-католикам это совершенно не нужно. Их риторика агрессивная, враждебная, развязная, и она очень резко контрастирует не только с содержанием декларации, но даже с ее стилем, с ее пастырским посылом, с тем примиряющим духом, который из нее исходит. –  Тема, которая особенно волнует журналистов: следует ли ожидать приезда понтифика в Россию?

–  Эта тема не обсуждалась на встрече Папы и Патриарха. Может быть, она всех волнует, но у меня не создалось впечатления, что она волнует Папу. По крайней мере, она не звучала на этой встрече. Сейчас пока речи не идет о приезде папы в Москву, о приезде патриарха в Рим. Сейчас речь идет о том, что мы должны наращивать взаимодействие, углублять взаимопонимание, стараться как можно скорее преодолеть тот негатив, который был накоплен во взаимоотношениях между православными и католиками и работать на сближение на уровне умов и сердец. А дальше время покажет, как надо действовать. Я думаю, что, когда созреют предпосылки для следующей встречи, тогда и будем решать, где и когда ее проводить. –  Планируют ли две Церкви развивать паломнический обмен?

–  На встрече Папы и Патриарха говорилось о том, что мы должны быть более открытыми друг к другу в плане паломничества. Например, к мощам святителя Николая в итальянском Бари огромный поток православных паломников направляется ежедневно. И к православным святыням тоже приезжают паломники из Католической Церкви. Но мы можем интенсифицировать эти два потока, потому что очень важно, чтобы люди встречались друг с другом, имели доступ к святыням, находящимся у другой Церкви. –  Возможно ли принесение в Россию из Рима мощей апостолов Петра и Павла или святого Иакова из Испании?

–  Я думаю, это вполне возможно. И я думаю, что, если мощи тех святых, которые почитаются в нашей Церкви и которые находятся у католиков, будут привозить в Россию, наши верующие будут воспринимать это с большим духовным подъемом. И, конечно, здесь возможно и обратное движение, то есть святыни Русской Православной Церкви могут на какое-то время вывозиться на Запад для того, чтобы им могли поклониться верующие Католической Церкви. –  Это возможно уже в ближайшем будущем?

–  Я надеюсь, что первый такой обмен святынями возможен уже в течение этого года. –  Как теперь Русская и Католическая Церкви будут защищать традиционные нравственные ценности?

–  Что касается защиты традиционных нравственных ценностей, в этом мы абсолютно едины с Католической Церковью. Мы воспринимаем брак как союз мужчины и женщины для рождения и воспитания детей. Мы считаем необходимым защищать жизнь человека от зачатия до естественной смерти. Мы выступаем против абортов. И очень сильные слова были найдены в совместной декларации в защиту жизни, в защиту права каждого человека на жизнь. Я думаю, что в этих направлениях мы будем усиливать наше взаимодействие. –  На днях стало известно, что нунций Иван Юркович переведен из Москвы в Женеву. Связано ли это как-то со встречей Патриарха и Папы? Известно ли, кто будет следующим нунцием?

–  Мы не знаем, кто будет следующим нунцием. О том, что архиепископ Иван Юркович назначен в Женеву, я узнал из СМИ. Назначение нунциев –  это внутреннее дело Ватикана, причем Ватикана как государства. Апостольский нунций является послом государства Ватикан при других государствах. И в этом плане назначение нунциев не является вопросом межцерковных отношений. Ни в коем случае не следует воспринимать это назначение как следствие нашего недовольства нунцием. У нас, наоборот, были очень хорошие отношения с нунцием Иваном Юрковичем, как и с его предшественником. У нас нет к нему никаких претензий. Мы благодарны ему за конструктивное сотрудничество. Я думаю, что его назначение связано исключительно с тем ритмом, в котором нунции, как и другие послы, сменяются, пробыв на посту, как правило, четыре года. Буквально за день или два до нашего отлета в Гавану нунций Иван Юркович был в моей телевизионной передаче, мы очень хорошо с ним поговорили. Я, правда, слышал, что готовится его назначение куда-то, но у меня не было возможности его об этом спросить. –  Некоторые православные опасаются сближения с католиками, усматривая в этом опасность чуть ли не полного слияния Православной и Католической Церквей. Что Вы могли бы сказать этим людям?

–  Прежде всего, я хотел бы посоветовать им внимательно прочитать декларацию Папы и Патриарха, она показывает, на какие темы шла беседа. Там не было никакой попытки вероучительного сближения или вообще даже обсуждения каких-либо догматических или богословских вопросов. И сейчас такое обсуждение совершенно не стоит на повестке дня. Декларация начинается с того, что утрата Богозаповеданного единства является нарушением заповеди Христа, прозвучавшей в Его последней первосвященнической молитве: «Да будут все едины». К сожалению, христиане не смогли сохранить это единство, христиане Востока и Запада разделены и не участвуют совместно в Евхаристии. Но речь сейчас идет не о преодолении этого разделения, а о том, чтобы научиться жить и действовать в этом мире не как соперники, а как братья, чтобы вместе защищать те ценности, которые являются для нас общими, чтобы совместно проповедовать Евангелие, открывать людям Божию правду. И это то, что мы можем делать сегодня вместе. Мне понравились слова Рауля Кастро на встрече с Патриархом Кириллом, когда Патриарх рассказывал ему о предстоявшей еще встрече с Папой Римским. Президент Рауль напомнил пословицу, что всякая, даже самая длинная, дорога начинается с первого шага. Этот первый шаг был сделан, и теперь я надеюсь на то, что по этой длинной дороге верующие двух традиций будут идти вместе, не идя при этом на какие-то компромиссы со своей совестью, не идя на вероучительные компромиссы, но защищая то, что у нас является общим.12 февраля 2016 года в Гаване состоялась первая в истории встреча Патриарха Московского и всея Руси с Папой Римским, которая находилась в повестке отношений двух Церквей в течение 20 лет. О том, каковы ее итоги, повлияет ли она на решение главной проблемы двух Церквей, следует ли опасаться сближения с католиками, а также ожидать визита понтифика в Россию и патриарха — в Рим, в интервью корреспонденту «Интерфакс-Религия» Алексею Соседову рассказал председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион.
– Владыка, как Вы расцениваете итоги встречи Патриарха Кирилла с Папой Римским Франциском?
– Очень много говорится о том, что это первая в истории встреча, что никогда такой встречи не было. Но я думаю, что самое важное – это содержательная сторона встречи, потому что, конечно, приятно видеть Папу и Патриарха вместе, как они друг с другом общались в такой братской обстановке, улыбались друг другу. Самое важное – это содержательное наполнение встречи, в полной мере отраженное в подписанной Папой и Патриархом совместной декларации. Я думаю, что эта декларация еще долго будет служить маяком, на который будут ориентироваться христиане двух традиций – православной и католической.
В декларации были сказаны важные слова и о Евангелии как общей основе для верующих Востока и Запада, и о том, как в современных тяжелых условиях евангельские заповеди воплощать в жизнь. Эта декларация является руководством к действию.
– Отразится ли это историческое событие на решении главной проблемы в отношениях двух Церквей – действий греко-католиков (униатов) на Украине?
– Буквально на днях СМИ распространили реакцию архиепископа Украинской Греко-Католической Церкви на совместную декларацию Папы и Патриарха. Эта реакция была очень негативной, очень оскорбительной не только для нашей стороны, но и для папы. Эти высказывания показывают, что руководство УГКЦ остается, что называется, в своем репертуаре. Они не готовы прислушаться не только к голосу нашего Патриарха, но даже к голосу своего Папы.
У них есть своя политизированная повестка дня, свои заказчики, они эти заказы отрабатывают, и даже Папа для них не указ.
– Какие совместные шаги сейчас необходимы для того, чтобы облагоразумить униатов? Может быть, стоит ожидать создания Русской и Католической Церквами какой-то комиссии?
– Идея создания некоей комиссии, которая помогла бы решить проблему унии, существует. Но конкретные параметры этой комиссии трудно пока себе представить, особенно учитывая такое умонастроение лидеров УГКЦ.
В начале 1990-х годов была создана четырехсторонняя комиссия для того, чтобы решать конкретные, практические проблемы сосуществования православных и греко-католиков на Западной Украине. Но греко-католики в одностороннем порядке вышли из этой комиссии, они не захотели в ней участвовать. Я думаю, это объясняется тем, что они вообще не хотят идти тем путем, который сегодня начертан Папой и Патриархом в их совместной декларации.
Путь, который предлагают Папа и Патриарх, – это путь взаимодействия в тех областях, в которых это взаимодействие возможно. Это путь отказа от соперничества и перехода к братским взаимоотношениям. А греко-католикам это совершенно не нужно. Их риторика агрессивная, враждебная, развязная, и она очень резко контрастирует не только с содержанием декларации, но даже с ее стилем, с ее пастырским посылом, с тем примиряющим духом, который из нее исходит.
– Тема, которая особенно волнует журналистов: следует ли ожидать приезда понтифика в Россию?
– Эта тема не обсуждалась на встрече Папы и Патриарха. Может быть, она всех волнует, но у меня не создалось впечатления, что она волнует Папу. По крайней мере, она не звучала на этой встрече. Сейчас пока речи не идет о приезде папы в Москву, о приезде патриарха в Рим. Сейчас речь идет о том, что мы должны наращивать взаимодействие, углублять взаимопонимание, стараться как можно скорее преодолеть тот негатив, который был накоплен во взаимоотношениях между православными и католиками и работать на сближение на уровне умов и сердец. А дальше время покажет, как надо действовать. Я думаю, что, когда созреют предпосылки для следующей встречи, тогда и будем решать, где и когда ее проводить.
– Планируют ли две Церкви развивать паломнический обмен?
– На встрече Папы и Патриарха говорилось о том, что мы должны быть более открытыми друг к другу в плане паломничества. Например, к мощам святителя Николая в итальянском Бари огромный поток православных паломников направляется ежедневно. И к православным святыням тоже приезжают паломники из Католической Церкви. Но мы можем интенсифицировать эти два потока, потому что очень важно, чтобы люди встречались друг с другом, имели доступ к святыням, находящимся у другой Церкви.
– Возможно ли принесение в Россию из Рима мощей апостолов Петра и Павла или святого Иакова из Испании?
– Я думаю, это вполне возможно. И я думаю, что, если мощи тех святых, которые почитаются в нашей Церкви и которые находятся у католиков, будут привозить в Россию, наши верующие будут воспринимать это с большим духовным подъемом. И, конечно, здесь возможно и обратное движение, то есть святыни Русской Православной Церкви могут на какое-то время вывозиться на Запад для того, чтобы им могли поклониться верующие Католической Церкви.
– Это возможно уже в ближайшем будущем?
– Я надеюсь, что первый такой обмен святынями возможен уже в течение этого года.
– Как теперь Русская и Католическая Церкви будут защищать традиционные нравственные ценности?
– Что касается защиты традиционных нравственных ценностей, в этом мы абсолютно едины с Католической Церковью. Мы воспринимаем брак как союз мужчины и женщины для рождения и воспитания детей. Мы считаем необходимым защищать жизнь человека от зачатия до естественной смерти. Мы выступаем против абортов. И очень сильные слова были найдены в совместной декларации в защиту жизни, в защиту права каждого человека на жизнь. Я думаю, что в этих направлениях мы будем усиливать наше взаимодействие.
– На днях стало известно, что нунций Иван Юркович переведен из Москвы в Женеву. Связано ли это как-то со встречей Патриарха и Папы? Известно ли, кто будет следующим нунцием?
– Мы не знаем, кто будет следующим нунцием. О том, что архиепископ Иван Юркович назначен в Женеву, я узнал из СМИ. Назначение нунциев – это внутреннее дело Ватикана, причем Ватикана как государства. Апостольский нунций является послом государства Ватикан при других государствах. И в этом плане назначение нунциев не является вопросом межцерковных отношений.
Ни в коем случае не следует воспринимать это назначение как следствие нашего недовольства нунцием. У нас, наоборот, были очень хорошие отношения с нунцием Иваном Юрковичем, как и с его предшественником. У нас нет к нему никаких претензий. Мы благодарны ему за конструктивное сотрудничество. Я думаю, что его назначение связано исключительно с тем ритмом, в котором нунции, как и другие послы, сменяются, пробыв на посту, как правило, четыре года. Буквально за день или два до нашего отлета в Гавану нунций Иван Юркович был в моей телевизионной передаче, мы очень хорошо с ним поговорили. Я, правда, слышал, что готовится его назначение куда-то, но у меня не было возможности его об этом спросить.
– Некоторые православные опасаются сближения с католиками, усматривая в этом опасность чуть ли не полного слияния Православной и Католической Церквей. Что Вы могли бы сказать этим людям?
– Прежде всего, я хотел бы посоветовать им внимательно прочитать декларацию Папы и Патриарха, она показывает, на какие темы шла беседа. Там не было никакой попытки вероучительного сближения или вообще даже обсуждения каких-либо догматических или богословских вопросов. И сейчас такое обсуждение совершенно не стоит на повестке дня. Декларация начинается с того, что утрата Богозаповеданного единства является нарушением заповеди Христа, прозвучавшей в Его последней первосвященнической молитве: «Да будут все едины». К сожалению, христиане не смогли сохранить это единство, христиане Востока и Запада разделены и не участвуют совместно в Евхаристии.
Но речь сейчас идет не о преодолении этого разделения, а о том, чтобы научиться жить и действовать в этом мире не как соперники, а как братья, чтобы вместе защищать те ценности, которые являются для нас общими, чтобы совместно проповедовать Евангелие, открывать людям Божию правду. И это то, что мы можем делать сегодня вместе. Мне понравились слова Рауля Кастро на встрече с Патриархом Кириллом, когда Патриарх рассказывал ему о предстоявшей еще встрече с Папой Римским. Президент Рауль напомнил пословицу, что всякая, даже самая длинная, дорога начинается с первого шага. Этот первый шаг был сделан, и теперь я надеюсь на то, что по этой длинной дороге верующие двух традиций будут идти вместе, не идя при этом на какие-то компромиссы со своей совестью, не идя на вероучительные компромиссы, но защищая то, что у нас является общим.