Семь мучеников Маккавеев

«Взирая на подвиги семи мучеников, я нахожусь в таком же состоянии, как если бы сребролюбивый человек, стоя при источнике, источающем золото и имеющем семь устьев, захотел исчерпать из него все, но после долгого и невыразимого труда, оставив в нем большую часть, принужден был бы отойти, потому что, сколько ни черпай из источника, в нем остается еще больше».

Иоанн Златоуст

Семь мучеников Маккавеев

1/14 августа Православная Церковь, наряду с празднованием происхождения (изнесения) честных древ Животворящего Креста Господня, вспоминает и семь мучеников братьев Маккавеев: Авима, Антонина, Гурия,Елеазара, Евсевона, Алима и Маркелла, матери их Соломонии и учителя их Елеазара.

Эти святые мученики жили во II веке до Pождества Xристова. В эти времена царь Сирии Антиох Епифан, поработив еврейский народ, хотел заставить сынов Израиля принять языческие нравы, отвергнуть обычаи и правила, завещанные им от отцов и распорядился, чтобы все ели свинину — мясо нечистого животного, запрещенного Законом. Вначале к этому деянию решили принудить писца Елеазара, открыв ему рот силой. Но святой старец выплюнул пищу с презрением и отверг советы притвориться покоренным ради спасения жизни. Под пытками он выказал мужество молодого воина, вызывая восхищение палачей. Умирая, Елеазар промолвил с улыбкой: «Господу, владеющему священным знанием, известно, что, имея возможность избежать смерти, я сейчас испытываю под бичом ужасные муки, но в душе я принимаю эту боль с радостью по причине трепета, который Господь мне внушает». И он предал душу Богу. Семь братьев, наставленные Елеазаром в обычаях израильского народа, были арестованы и предстали перед царем. Они казались слаженным хором, в центре которого находился головщик — их мать. Братья думали только об одном: этот священночисленный лик, благословенный Богом, не должен разрушиться отступничеством одного из них. Перед ними разложили инструменты для пыток, пытаясь устрашить Маккавеев, но старший из братьев сказал: «Лучше умереть, чем преступить Закон наших отцов». Антиох, вне себя от гнева, приказал отрезать язык этому наглецу, потом снять кожу и отсечь конечности. После этого старшего брата подвергли пыткой колесом, а когда его положили на жаровню, он сказал: «Пусть вы отсечете мне руки и ноги, сожжете плоть, вывернете суставы! Через все пытки я покажу вам, что сын еврейского народа непоколебим, когда речь идет о добродетели!» Преображенный огнем, он казался нетленным и исполнил сказанное, не испустив ни единого стона. В это время его мать и братья молили Бога оказать им милость умереть так же мужественно, как старший брат. Все эти мужественные люди умерли в страшных муках под пытками, один за другим посвятили свои жизни Богу, показав, что разум, просвещенный верой, может не только усмирять страсти души, но и торжествовать над мучениями и смертью, имея подтверждение жизни вечной и нетленной.Соломония присутствовала при пытках сыновей, но не была охвачена скорбью. Именно она призывала каждого из них на языке отцов мужественно сносить испытания во имя Господа и ради надежды на воскресение. После того как последний торжественно предал душу Господу, Соломония, в свою очередь, принесла себя в жертву и присоединилась к сыновьям в сонме святых мучеников.

Святитель Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский в «Похвале всем святым, во всем мире пострадавшим», пишет об этом:

«Вы часто видите на рассвете солнце восходящим и бросающим багряновидные лучи? Таковы были тела святых, когда со всех сторон обливали их потоки крови, как бы багряновидные лучи, и озаряли тела их гораздо больше, нежели небо озаряется солнцем. Видя эту кровь, ангелы радовались, а бесы ужасались и сам диавол трепетал: то была не просто видимая кровь, но кровь спасительная, кровь святая, кровь достойная небес, кровь постоянно напаяющая добрые растения церкви. Видел эту кровь и ужасался диавол, потому что вспоминал о другой крови – Владычней; ради той текла и эта кровь, потому что с тех пор, как прободено ребро Владыки, ты видишь тысячи прободенных ребер. И кто не пойдет на эти подвиги с великой радостью, имея в виду приобщиться страданий Господних и сделаться сообразным смерти Христовой? Это — достаточное воздаяние, честь большая, награда превышающая труды, еще прежде царства небесного. Итак, не будем страшиться, слыша, что такой-то потерпел мученичество, но будем страшиться, слыша, что такой-то оказался слабым и пал, когда предстояли ему такие награды».

Кто-то может задаться вопросом: а есть ли место мученичеству в нашей повседневной, мирной, благополучной жизни?

Святитель Иоанн Златоуст пишет об этом: «Не страшились ли вы мученичества прежде? А теперь не желаете ли мученичества? Теперь не сожалеете ли, что ныне уже не время мучений? Но будем и мы упражняться как во время мученичества. Они презирали жизнь, – ты презирай удовольствия. Они ввергали тела свои в огонь, – ты ввергай теперь деньги в руки бедных. Они попирали уголья, – ты погашай пламень похоти. Трудно это, но и полезно. Смотри не на прискорбное настоящее, а на приятное будущее, не на бедствия присущие, а на блага уповаемые, не на страдания, а на награды, не на труды, а на венцы, не на усилия, а на плату, не на скорби, а на воздаяния, не на горящий огонь, а на царство предстоящее, не на окружающих палачей, а на увенчивающего Христа»…

День памяти семи мучеников братьев Маккавеев совпадает с началом Успенского поста, который готовит нас к празднику Успения Божьей Матери, которая прошла путь земной своей  жизни  в терпении и духовных трудах, став «честнейшей Херувим и славнейшей, без сравнения, Серафим»… Во время поста Церковь призывает нас  задуматься и о собственном духовном подвиге, памятуя о житии Пресвятой Богородицы, подвиге и страданиях святых мучеников Маккавеев, понимая, что земная жизнь скоротечна и цель ее — в подготовке своей бессмертной души к будущей Вечной жизни, к которой мы можем и призваны приобщаться уже сейчас через Благодать Божью, подаваемую по мере наших духовных стараний и усилий от Бога через Таинства, совершаемые в лоне Святой Матери Церкви.