Выступление Митрополита Киевского Онуфрия на XVIII Всеамериканском Соборе Православной Церкви в Америке

митрополит Онуфрий

Выступление Блаженнейшего Митрополита Киевского и всея Украины ОНУФРИЯ на 18 Всеамериканском Соборе Православной Церкви в Америке (Атланта, штат Джорджия, 23 июля 2015 года).
КАК распространить МИССИИ

Ваше Блаженство!

Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства!

Дорогие отцы, братья и сестры!

С большой радостью принял от Вашего Блаженства, возлюбленный во Христе собрат и сослужитель, митрополит Тихон, приглашение посетить благословенную Американскую землю и выступить перед высоким собранием участников 18-го Всеамериканского Собора Православной Церкви в Америке и перед уважаемыми гостями, которые сегодня здесь присутствуют, со словом о христианской (православной) миссию в современном мире.

Слово «миссия» имеет два аспекта: внутренне церковный и внешне церковный.

Внутренне церковная миссия заключается в том, что Священноначалие Церкви, монашествующих, клир и те миряне, которые имеют высокий (значительный) духовный уровень личного благочестивой жизни – показывают, или открывают путь духовного совершенствования для тех, кто только вошел в ограду Церкви, или кто вошел давно, но по каким-то причинам не позаботился о своем духовном совершенствовании.

Внешне церковная миссия, на которой мы бы хотели остановиться более подробно, заключается в том, чтобы показать, или открыть путь к Церкви тем, кто находится вне ограды Церкви.

Первое, с чего должен начинать миссионер, это ознакомление и глубокое изучение традиций и обычаев тех людей, среди которых миссионер намерен проповедовать Христа. Миссионер должен с уважением относиться к этим традициям и обычаям, если они ему даже не нравятся.

В связи с этим я хотел бы вспомнить об одном миссионере, которого много лет назад мне пришлось встретить. Это был мужчина лет 40-50, у которого лицо было желтым, как воск. Я обратил на него внимание и спросил, почему он не заботится о своем здоровье, которое является даром Божьим для человека.

В ответ на этот мужчина рассказал, что он миссионер и проповедует Христа среди криминального мира. По какой-то причине он попал в тюрьму, и у него там появилось желание проповедовать заключенным веру в Господа нашего Иисуса Христа. Но его никто из тюремных авторитетов не хотел слушать. Тогда он изучил уголовные обычаи и тюремный лексикон, то есть те слова и фразы, на которых разговаривает криминал. Когда он шел, чтобы среди них совершить миссию, он брал с собой несколько бутылок водки, штук 10 стручков очень свирепого китайского перца и несколько кубинских сигар. Взяв все это с собой, он приходил к криминалу и на их языке объяснял им, что у него есть к ним разговор. В ответ он слышал жестокие, бранные слова и угрозы, сказанные в его адрес. Миссионер все это терпеливо выслушивал до конца и потом вынимал бутылки с водкой, разливал на две части и на уголовном жаргоне говорил: давайте любого из вас и мы с ним посмотрим, кто из нас настоящий мужчина. Из криминала выставляли одного из самых здоровых своих друзей. Миссионер выпивал перед ним пол-литра, а то и больше водки, потом брал штук 5 сильных стручков перца и съедал их, затем зажигал кубинскую сигару и делал 3-5 глубоких затяжек. После этого миссионер говорил своему оппоненту: если ты настоящий мужчина сделай то же самое. Криминал выпивал водку, ел один перец, а когда он съедал более двух перцев у него начинали течь слезы из глаз, у него все внутри горело и он не знал, куда себя деть. А когда ему миссионер давал кубинскую сигару и требовал, чтобы он сделал затяжку, то последний просто падал на землю.

После этого в криминале позволяли миссионеру сказать слово. И он говорил. Причем, сначала ничего не говорил о Христе, а только призвал криминальных не обижать старых, слабых, вдов, сирот. А уже позже, через некоторое время, начинал им открывать тайну Христа и Христовых законов, и он имел успех. Такого удивительного миссионера Господь открыл моему недостоинству, а через меня и другим людям. Это был странный человек, на котором особая Божья милость. Он был на самом деле очень больным человеком, он мог есть только легкую диетическую пищу, алкоголь вообще не употреблял, но когда он шел на миссионерскую проповедь, то он принимал в себя такие яды, которые и здоровые люди не могли перенести.

Эта история является примером уникального миссионерского служения, но мы хотели бы сказать несколько слов об обычной сегодняшней миссии Церкви, которая, как правило, представляет собой смесь из двух миссий: внутри церковной и внешне церковной.

Когда речь идет о миссии Церкви в современном мире, как правило, в нашем сознании возникают много вариантов социального, апологетического, учебного, информационного служения, которое обеспечивают различные церковные структуры на уровне епархий и приходов. Иногда кажется, что все эти направления церковной деятельности самодостаточные для того, чтобы сделать церковную жизнь полноценной. Однако опыт церковной истории, от Апостольских времен до новейшего периода, убедительно свидетельствует о том, что главным миссионерским фактором является действие Святого Духа. Священник, который стремится по выражению преподобного Серафима Саровского, стяжать благодать Святого Духа, становится не только моральным авторитетом, но и ориентиром, который указывает на единый верное направление земной жизни. Сегодня, во время различных кризисов и разочарований, которые дезориентируют современного человека и нередко доводят ее до отчаяния, чрезвычайно важной задачей епископа и Священника есть – представлять пример благочестия и жизни в благодати Святого Духа. Эта жизнь есть не только вызовом секуляризму, но и ответом на те глобальные вопросы, на которые современному человеку не в состоянии ответить ни наука, ни экономика, ни политика. Реальные примеры такой жизни были явлены нам многими святыми, особенно теми, которые являются для нас исторически близкими.

Сегодня хотел бы упомянуть о личности святого Патриарха Тихона (Белавина), в свое время, бывшего архиепископом Русской Православной Церкви в Америке. Он провел здесь восемь лет, что существенно изменило его подход к церковному служению. Важным шагом, сделанным здесь за время его пребывания, был перевод богослужений на английском языке.

У разных народов есть свой Богослужебный язык, свой язык молитвы. У греков – древнегреческий, у грузин – старогрузинский, у славян – преимущественно церковно-славянский, у румын и молдаван – своя Богослужебная речь, которая представляет собой смесь румынской или молдавской с славянской, а в англо-саксонских народов – богослужебным является прежде всего староанглийская речь. Как мы видим – язык молитвы отличается от бытовой речи и она такова, что преподносит церковную жизнь над обыденностью. Другое дело проповедь – она должна произноситься на современном языке, что помогает человеку понять догматы Церкви, ее истории и особенности духовной жизни.

Из наследия святого Патриарха Тихона мы можем взять еще один урок. Это ориентация на низовой уровень религиозных общин, когда церковная жизнь осуществляется не через жесткое администрирование властного человека, которая поставлена в руководстве Церкви, а базируется на привлечении инициативы широких слоев церковного народа.

Владыка Тихон жил во времена синодальной эпохи в Русской Церкви, которая предусматривала жесткую вертикаль власти под контролем государства в лице обер-прокурора. А жизнь в Америке, где вмешательство государства в религиозные дела ограничивалось законом, приучило его ориентироваться на принцип соборности. Позже это было проникнуто и в Русской Православной Церкви и отражено в решениях Поместного Собора Русской Церкви в 1917-1918 годах.

Этот принцип ориентации па инициативу общин, рядовых священнослужителей и епископов был важным во времена управления нашей Церковью моим предшественником Блаженнейшим Митрополитом Киевским и всея Украины Владимиром. Он радушно встречался с простыми людьми, любил украинские народные песни и традиции. Эта близость к народу и его культуре помогали ему ясно и понятно оберегать и утверждать канонические принципы церковной жизни.

Нельзя обойти здесь и тяжелую ситуацию, которая сегодня сложилась в на моей родной Украине. До сих пор на Востоке Украины идет война, которая стала следствием конфликта различных политических идеологий. Это стало болезненным опытом для нашей Церкви, которая объединяет православных христиан во всех частях нашей Украины. Нашими верными является как украиноязычные, так и русскоязычные граждане Украины. Нашими верными являются и русины в Закарпатье, и румыны, и молдаване в Буковине и в Одесской области, и многочисленное русскоязычное населении в Донбассе, в Крыму и много других национальных меньшинств. Нашими верными являются люди, которые придерживаются разных, а зачастую и диаметрально противоположных политических взглядов на восприятие прошлого и понимание путей будущего развития Украины.

Поэтому ответом нашей Церкви на эти вызовы стало стремление подняться над сиюминутными идеологическими и политическими предпочтениями. История Православной Церкви показывает, что отождествление с любыми политическими идеями опасно для Христова благовестия. На политической основе людей можно только разделить, в то время, как совместить людей может только Христос.

Во Христе нет ни эллина, ни иудея (Кл.3.11), говорит святой апостол Павел. Именно такую позицию стремится отстаивать наша Церковь в непростой ситуации противостояния последнего года. Думаю, что этот вопрос частично актуален и для Православия в Америке. Ведь здесь есть большое разнообразие православных юрисдикций, которые, и это приятно отметить, все больше стремятся сотрудничать между собой. Этнофилетический фактор отходит на задний план и это не может не радовать. Вот этот апостольский критерий – «быть всем для всех, чтобы спасти хотя бы некоторых» (1 Кор.9.22) – является тем критерием, которым мы должны руководствоваться в вопросах распространения миссии.

И напоследок, в рамках размышлений о миссии Церкви, я хотел бы вспомнить о юбилее, который будет праздновать Украинская Православная Церковь в этом году. Это 400 лет со времени основания Киево-Могилянской Академии. По сравнению с университетами Западной Европы – это относительно небольшой срок. Но для православных Руси эти четыре века является значительным периодом нашей истории.

Здесь снова надо видеть ситуацию с двух сторон. С одной стороны, реформы митрополита Петра Могилы, который стоял у истоков Академии, открыли Православие для большого влияния западных образцов богословия. В то время это было ощущение того, что богословская наука имеет возможность ответить на многие вопросы современности и что она способна сделать Церковь проводницей образования для широких слоев православного народа. Но со временем оказалась и опасность такого подхода: схоластические схемы были удобны для преподавания и запоминания, но плохо воспринимались рядовыми прихожанами. Протоиерей Георгий Флоровский называл это разрывом между богословием и благочестием. И поэтому для нас важно сохранить эту связь между размышлениями о Боге, по об истории Церкви с одной стороны, и благочестием и молитвенностью с другой стороны. Миссионер – это тот, кто сам живет со Христом, горит любовью к Богу и стремится этой радостью вечной жизни поделиться со своими ближними. Отсюда происходит то чувство проповедника, которое апостол Павел выразил в словах: «Горе мне, если не благовествую» (1 Кор.9.16).

Таким образом, я обозначил важные аспекты, что, по моему мнению, могут способствовать миссии Православной Церкви в современном мире.

* Это личный пример благочестивого, боголюбивые жизни миссионера;

* Это подъем церковной жизни над идеологическими и политическими спорами;

* Это понятность церковной молитвы народом, которая при этом не сводится к примитивности;

* Это ориентация на инициативу мирян и рядовых священнослужителей, через таинство крещения и рукоположения являются полноценными членами Церкви Христовой;

* А также сохранения баланса между академическим богословием и молитвенным благочестием.

Благодарю за внимание!