ПРИМЕР ИСТИННОГО ХРИСТИАНСКОГО ИСПОВЕДНИЧЕСТВА

main_2news06092013

Собор новомучеников белорусских

Архимандрит Серафим (в миру Роман Романович Шахмуть) родился в 1901 году в крестьянской многодетной семье, которая проживала в селе Подлесье Ляховичского района. Невзирая на материальную нужду, будущему архимандриту удалось окончить народное училище. В двадцать один год Роман Романович отправляется в Жировичский монастырь и через год, 1 апреля 1923 года, принимает монашеский постриг с именем Серафим. Еще через три года его рукоположили во иеродиакона, а потом во иеромонаха. В 1939 году иеромонаха Серафима возвели в сан игумена.

1941 год стал поворотным в судьбе архимандрита Серафима: ему вместе с иереем Григорием Кударенко доверили высокую миссию на территории оккупированной Беларуси — возрождать жизнь приходов, которые были закрыты до начала войны.

Миссионеры ходатайствовали об открытии храмов, совершали богослужения, крестили детей, отпевали усопших и самое главное — неустанно проповедовали…

На Вербное воскресенье отцы побывали в городе Сенно, где совершили первое богослужение, на которое собралось более 1 000 православных и крестилось не меньше 200 детей!

Осенью 1943 года миссионеры вернулись в Минск, окончив свое путешествие.

Где бы ни бывал отец Серафим, он кропотливо собирал материалы о гонениях и преследованиях, которым подвергалась Православная Церковь Беларуси в довоенные времена. По его рассказам, в восточной части Беларуси не осталось ни одного епископа, не было открытых для богослужения храмов (кроме Орши), духовенство находилось в ссылках, многие были расстреляны, на месте храмов устраивались клубы и театры. Народ радовался возрождению церквей так искренне, что в Витебске на открытии Свято-Покровского храма люди зарыдали, и священники не смогли служить — пришлось сделать перерыв…

Чудо Божие

news06092013_1

Во время своего нелегкого путешествия миссионерам приходилось сталкиваться с опасностью, но Господь покровительствовал Своим служителям, не оставляя их ни на мгновение. На проповеди в своем родном селе, куда отец Серафим заехал на пути в Гродно, он рассказал о случившемся с ним чуде. Батюшку поразил тяжелый недуг, сопровождавшийся высокой температурой. Болезнь прогрессировала, возникла угроза жизни. Немецкий доктор осмотрел пациента и сказал, что ничем помочь уже не сможет, сочтя его безнадежным. Отец Серафим так страдал, что без помощи табуретки даже не мог взбираться на кровать, передвигался с невероятной болью… И вот однажды, когда он находился в спальне, советская авиация начала налет. Спутник отца Серафима, отец Григорий, хотел было бежать в подвал, но так как батюшка не смог бы уже туда спуститься, верный друг решил не покидать товарища и остался в квартире. Вдруг отец Серафим отчетливо услышал голос, повелевающий ему выйти из спальни. Архимандрит с великим трудом поднялся и дошел до кухни. Неведомый голос велел позвать и отца Григория. Как только тот вошел в кухню, бомба упала в дом, где находились Христовы проповедники. А дальше произошло что-то невероятное! Пролетевший осколок вскрыл абсцесс батюшки, не задев ни одного жизненно важного органа! Через открывшуюся рану весь гной вытек. Вскоре отец Серафим был полностью здоров. Так произошла хирургическая операция без какого-либо вмешательства людей. Сам Бог исцелил Своего верного раба.

По возвращении в Минск отцы Серафим и Григорий служили в открытом ими Свято-Духовом храме. Иконостас для него выполнил художник Николай Гусев. При храме открылся монастырь, церковные книги для которого привезли из исторического музея. На попечении отца Серафима были больницы города, дома для инвалидов и детские приюты. Всем добрый пастырь нес слова утешения и Евангельский свет Божией любви.

Проповедь ценой собственной жизни

В 1944 году миссионеры приехали в Гродно, где ходили в лазареты, проповедовали и причащали раненых. Именно здесь 6 сентября их арестовали. После пятидневного допроса отцов перевезли в минскую тюрьму. На допросах осужденные держались мужественно. Отец Серафим не скрывал своих взглядов, и на вопрос, о чем были его проповеди, прямо ответил, что обращался к людям примерно со следующей речью: «Святая Русь была верующая, верили наши предки, деды, прадеды, отцы, и теперь мы вновь заживем счастливо через веру. Нехорошо, что безбожники закрывали наши святыни, что ваши отцы и матери умирали без напутствия Святых Таин и хоронились без священников, а дети росли некрещеные и не венчались…»

Жестокие пытки пришлось перенести арестованным, но дух их не был сломлен. Сохранился протокол допроса отца Серафима (Шахмутя), который состоялся 5 декабря 1944 года:

«Вопрос: Вам сейчас предоставляется полная возможность рассказать о своей принадлежности к немецким контрреволюционным органам. Рассказывайте!

Ответ: Агентом немецких контрреволюционных органов я никогда не был.

Вопрос: Ваши показания не правдивы. Вы все время скрываете, что являлись агентом немецкой контрразведки.

Ответ: Мои показания правдивы, агентом немецкой контрразведки я не являлся.

Вопрос: Вторично предлагаю рассказать о своих связях с немецкими контрразведывательными органами.

Ответ: О своих связях с органами рассказал все, других показаний по этому вопросу дать не могу».

В протоколе значится, что допрос начался в 13:00, а закончился в 16:15. То есть продолжался 3 часа 15 минут. Записаны же были лишь эти строки. Можно только догадываться, что происходило с архимандритом Серафимом эти три часа…

Арестантов продержали под следствием 10 месяцев. Особым совещанием при Народном комиссариате внутренних дел СССР 7 июля 1945 года заключенным вынесли приговор — лишение свободы сроком на 5 лет с отбыванием в концлагере. Примерно спустя год после вынесения приговора архимандрит Серафим (Шахмуть) отошел ко Господу, находясь в лагере. Официальная версия смерти — сердечная недостаточность, однако причины смерти до сих пор расследуются.

Память преподобномученика Серафима Жировичского Православная Церковь совершает 6 сентября — в день его ареста, ставшего началом мученического подвига…

Подготовила Ксения Веснова